Падзея

ЭХО любви

Любовь …Она у каждого своя. У кого-то, действительно, внезапная и безотчетная. У других – подобна эпидемии: чем больше ее страшишься, тем сильнее и опаснее, поражает и сердце, и душу. Но еще есть и такая, как перекаты эха. Удивительная вещь! Здесь одно сердце другое «слышит за тысячу верст», чтобы встретиться и стать на всю жизнь «вечной нежностью», а потом «за гранью смертельного круга» воплотиться «в звездную память друг друга». Вы встречали такую любовь? Я – да! Она такой была у Алексея Викторовича и Октябрины Ивановны МИНАКОВЫХ. Чтобы в этом вы убедились, надо «перелистать их жизнь назад».

«Мы – эхо,
Мы – эхо,
Мы – долгое эхо друг друга»…

Алексей
1919… Гражданская война, разруха… Меняется мир, отмеряется другое время… Люди учатся жить по-новому: «кто был никем, тот станет всем». В селе Старшее Хомутовского района Курской области у Виктора Ивановича Минакова и его жены Анны Романовны родился еще один сын. Его нарекли Алексеем. 
Как многие сверстники, он шагал по жизни с мечтой о будущем: получить достойное образование, стать хорошим человеком. Мечты – дело необходимое для молодого сердца, а пока – школа, потом рабфак при Томском индустриальном институте. Паренек учится прилежно, увлеченно, за что хвалят преподаватели, уважают друзья.
Наступило время выбирать свой путь. Ярким примером парнишке служил его дядя Илья, летчик-испытатель. Бывало приедет, он в родное село Старшее, идет по улице такой подтянутый, красивый, а за ним толпою ребятишки, молодежь, соседи… Все любуются Ильей, гордятся земляком! Так и определился путь парня: пошел в Томское артилерийское военное училище, которое закончил в феврале 1940 года в звании лейтенанта.
Его направили в Ленинградский военный округ, оттуда – в Петрозаводск. Здесь формировался 339-й гаубичный артилерийский полк, перееменованный позже в 285. А.В. Минакова назначили командиром дивизиона. По приказу штаба округа полк в июле 1940 года отбыл на границу с Финляндией. Там уже находились три стрелковых полка. Жили в землянках, занимались военной подготовкой, изучали финский язык. Но вскоре потревожила новая информация: гитлеровская Германия готовится к нападению на СССР. Офицерский состав стал ежедневно проводить занятия с бойцами оружейного расчета и учения со стрельбой боевыми снарядами. Так и застала Алексея Викторовича война.
Первый день войны был адом. У немцев танки, самолеты, артилерия, а у русских только артилерия и пехота… Фашисты шли нахрапом, не прячась от пуль и снарядов. Расчет их был прост: быстрая и легкая победа, Россия покорится, как и другие страны…
Нет, мы победим, победим! – шептал Алексей Викторович. – Мы – непобедимы! Мы – русские!
Алексей Викторович, как и его боевые друзья, верил, что война быстро закончится, но скоро стало понятно – она затяжная. Значит, до победы путь нелегок. Приходилось постоянно, без отдыха, вести огонь по врагу, а тут еще одолевала немецкая авиация. При очередном налете с воздуха, как-то раз загорелись ящики со снарядами. Ситуация сложная: вот-вот взрыв и батарея небоеспособная.
– Немедленно потушить огонь! – отдал приказ Алексей Викторович и сам бросился на помощь бойцам. Взрыв был предупрежден.
Первое ранение Алексей Викторови получил в августе 1941 года. Госпиталь и досрочная выписка: хотелось скорее в строй, к боевым друзьям. Когда второй раз ранило – “отделался” санбатом. В 1942 – контузия, после которой страшно заикался, но помогли однополчане и вскоре снова заговорил нормально. В том году получил свою первую награду – орден Отчественной войны І степени, а там и “Красную Звезду” за бои 1941-го. Тяжелое ранение в спину А.В. Минакову досталось в 1943…
Свое последнее ранение (в руку и живот) А.В. Минаков получил в феврале 1945-го в венгерском городе Шараш. Перенес три сложнейшие операции, «висел на волоске» от смерти, но судьба была благосклонна к молодому человеку, он остался жив.
Там же в Венгрии, прогуливаясь близ госпиталя с медсестрой, услышали русскую речь… К ним спешили пять солдат в форме Советской армии. Это были власовцы.
– Молчи! Ни слова! – тихо приказал Алексей Викторович медсестре, надеясь на чудо. Власовцы, подошли и заговорили, а они – молчат, делая вид, что не понимают их.
– Это мадяры! Сказал старший и увлек свою группу дальше. Так смерть еще раз прошла мимо! Скитание по госпиталям затянулось на 1,5 года.

Октябрина
1923… Далекий Узбекистан. В знойном Самарканде служит Иван Васильевич Тимофеев, а в солнечном Ташкенте живет и работает шляпочницей его молодая жена Клавдия Кирилловна. Супруги ждут своего первенца. Кого же им пошлет Бог? Родилась девочка! Отец дал ей необыкновенно красивое имя – Октябрина, в честь Великого Октября, в честь того месяца года, в котором родилась.
Когда девочке было два годика, ее семья переехала в Саратов. Все волновало и трогало душу девочки. Чуть позже, в школе, она была хорошей, способной и вдумчивой ученицей, которая мечтала о професии врача.
Как быстротечно время! Еще пролетел год! Октябрина закончила 9 классов, но в ее светлую мечту стать врачом 22 июня 1941 года “влетел” фашизм, и растоптал заветное желание, как песочный замок. Теперь в девичьем сердце была лишь лишь ненависть к врагу.
По велению сердца Октябрина поспешила в райком комсомола: так хотелось на фронт! Но подумав, поняла, что ее руки больше нужны в Саратове, на военном заводе. Ведь кому-то надо заменить отцов и братьев, ушедших воевать!
Вместе с подругами трудились в пороховом цеху по 12-14 часов. Иногда сутками. От усталости валилась с ног, отдыхали прямо на рабочем месте, а потом вновь брались за работу. С большим старанием выполняла задание для партии и правительства: «Все для фронта! Победа будет наша!». Этим гордились, верили, что конец войны за горами.
В свободное время с подружками ходили в подшефный госпиталь, чтобы помочь раненым бойцам написать письмо домой, накормить, спеть или почитать стихи. И однажды…

«Мы – нежность,
Мы – нежность,
Мы – вечная нежность друг друга»…

Саратов… Госпиталь… «Какая симпатичная девушка…». Она лишь взглянула на парня, как сразу возникла обоюдная симпатия. Октябрина – узнал позже ее имя.
Каждый раз, когда девушка переступала порог госпиталя, сердце громко стучало: «Я увижу его!». И она забывала обо всем на свете.
Все мысли парня были только о ней! Алексей решил пригласить Октябрину на новогодний праздник в Дом офицеров. Поговорил с замполитом, купил 2 билета и взял увольнительную.
Октябрина с радостью согласилась. Сердце тихо пело, румянились щечки… Они танцевали весь вечер, во время перерыва вместе ели мороженое…
С той новогодней ночи Алексей Викторович стал встречаться с Октябриной. Часто гуляли с девушкой по городу, долго стояли и разговаривали на лестничной площадке ее дома, прежде чем попрощаться, просто смотрели друг другу в глаза.
Как-то раз Октябрина пригласила парня к себе домой, познакомила с мамой и сестрой. Так пролетел почти год. А потом…
…Алексей сделал любимой предложение, она дала согласие, и 31 января 1946 года молодые люди расписались и стали «вечной нежностью друг друга». После госпиталя парню дали путевку в санаторий. Там он узнал, что его демобилизовали, поэтому «на крыльях» возвращался к ней, к своей единственной.
Сердце пело! Счастье окутало нежно и навсегда. Октябрина и Алексей зажили очень дружно, понимали друг друга с полуслова, с легкого вздоха, улыбки. В 1947 году родился сыночек – Валерочка.
Алексей Викторович безмерно радовался сыну, продолжению рода Минаковых на земле. В минуты счастья сочинял стихи:
Родился ты в сорок седьмом,
Когда страна была в разрухе.
Гордились с мамой малышом,
И к нам тянулись твои руки.
Любил ты слушать сказки,
Сидел, головку наклоняя,
Смотрели в книгу твои глазки,
Потом на маму, на меня…
Но как-то в окошко счастливой семьи Минаковых заглянуло ненастье:
– Алешенька, приезжай! Нам тяжело! – просили родители Алексея Викторовича. Они не могли самостоятельно перенести боль утраты своего 19-летнего сына Николая, который так внезапно умер.
– Я согласна на переезд! – тихо согласилась Октябрина.
Так в 1948 году чета Минаковых с годовалым сыном Валерием оставила Саратов и поселилась в селе Старшее. Прожили там до 1952-го. Октябрина работала в колхозе, а муж заведовал избой-читальней, возглавлял сельскую парторганизацию.
1952… Молодая семья возвращалась в Саратов.
1955… К супругам Минаковым заехал в гости старший брат Алексея – Михаил. Посмотрел на их житье-бытье и пригласил в Беларусь. Он на то время возглавлял МТС, был депутатом Верховного Совета БССР.
Опять переезд… Алексея Викторовича назначили в Лунинце заместителем по организационно-массовой работе, секретарем партийной организации артели «Свобода».
Октябрина Ивановна устроилась в горпо бухгалтером. В 1956 году подарила своему любимому доченьку, которую он назвал Татьяной, в честь своей любимой учительницы школьных лет.
И стала Беларусь синеокая второй родиной для Минаковых. А время птицей полетело вперед…

«Мы – память,
Мы – память,
Мы – звездная память друг друга»…

Я познакомилась с Алексеем Викторовичем тогда, когда его Октябрина Ивановна и сын Валерий ушли навсегда «в звездную память». Мы сидели в его уютной квартире, я собирала материал для очерка и ощущала, что ушедшие рядом и одновременно так далеко… В гостеприимном хозяине видела настоящего рыцаря ХХ века и сожалела, что таких мужчин, как Алексей Викторович, очень мало. Прежде всего он – это предельная чистота души, искренность, особая заботливость о человеке, романтик. А еще – воин (весь в наградах от благодарной Родины, среди которых есть и необычная медаль «За оборону Советского Заполярья»), подполковник в отставке. В его груди – сердце пылкого Ромео к своей Джульетте – Октябрине. Боже, сколько вдохновенных стихов написал он ей. И везде – она «милая», «родная», «любимая».
У нас о свадьбе не было и речи,
Фатой кружился над тобою снег…
И мы, родная, в этот зимний вечер
Стали неразлучными навек…
Сын Алексея Викторовича Валерий был моим сверстником. Жаль, что судьба не дала возможности познакомиться с ним, узнать его, как человека. Он окончил Ленинградский политехнический институт, работал в конструкторском бюро в строительной организации.
Мне посчастливилось познакомиться с дочерью Алексея Викторовича – Татьяной Алексеевной. Она закончила лунинецкую СШ №2 и детскую музыкальную школу по классу баяна. После Брестского музыкального училища работала в Пинске, сейчас – в Столине. Радуется, что на ее пути встречаются способные, талантливые ученики, которым готова отдать душу, сердце и время.
Внук Алексей живет с дедом, работает электромонтером. Но самая большая гордость Алексея Викторовича – внук Андрей: шахматист, хорошо рисует, обожает белорусский язык, мечтает о высшем образовании. Он, как и его дедушка – настоящий рыцарь: чист душой, отважен, романтичен и галантен. Можно с уверенностью сказать: впереди у него – своя Дульсинея!

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть