Культура

Словно океаны давних лет…

Его высокая фигура с широкими плечами даже сейчас, когда он перешагнул 80-летний рубеж, сохранила былую стать. Лицо с кожей, как кора древнего дуба, обрамлено густыми волосами цвета серебра. Но красноречивее любых слов руки – большие и натруженные, с четкими и глубокими, будто высеченными в граните, морщинами, что свидетельствовали о нелегкой жизни, полной тяжелой физической работы. Тем не менее, блестящие глаза,
словно океаны давних лет, заверяли: несмотря на тяготы и лишения, которые преподносила судьба, он – счастлив! Ведь в старости, как настоящий старейшина рода, окружен заботой и уважением семьи – трех дочерей и сына, зятьев, невестки, 8 внуков и стольких же правнуков.
Родовые корни жителя Ситницы Василия КИСЛЮКА берут начало в деревне Мокрово. На хуторе Ваган, а он тогда состоял примерно из двух десятков усадеб, его семья оказалась в начале ХХ века, когда отец решил купить там земельный надел.
– Хозяйство держали большое. Работы хватало и родителям, и семерым детям. Одних коров и бычков насчитывалось более 20 голов, а земли возделывали 30 гектаров, – вспоминает собеседник. – Впрочем, несмотря на занятость по дому, отец с матерью строго следили, чтобы мы посещали школу. Она просуществовала непродолжительное время, перед началом Великой Отечественной войны размещалась в одной из хуторских изб. Учительница, специально присланная из Пинска, обучала местных детей грамоте и арифметике.
Они остались на оккупированной территории. И, думается, житейская мудрость и неординарная смекалка старших Кислюков стали своеобразным оберегом для семьи,
особенно когда старший сын Влади-
мир ушел партизанить. Фашисты и полицаи наведывались на хутор редко. Наверное, пугала близость лесных массивов. Но даже тогда какая-то неведомая сила предупреждала об очередном визите врагов, и они успевали спрятаться в лесу.
После освобождения от немецко-фашистских захватчиков жизнь в Беларуси постепенно приходила в мирное русло. Приходилось совмещать школьную учебу с помощью родителям по хозяйству и вечерними посиделками. Обычно хуторская молодежь собиралась у кого-нибудь на дому – пряли, пели, танцевали. Именно на одной из таких встреч Василий, только демобилизовавшийся со срочной службы на Сахалине, обратил внимание на одну из соседок-девушек. За время его отсутствия Нина преобразилась, став настоящей красавицей… Примерно через год юноша и девушка поженились. Свадьба была большой и веселой – гуляли три дня.
Обосновалась молодая семья в Ситнице: к середине 50-ых годов на строительство в Вагане ввели запрет. Добротный дом возвели достаточно быстро – за две недели. В этом Василию помогали отец и тесть. А очень скоро новостройка огласилась детским разноголосьем: рождение дочерей Анны, Ольги и сына Василия прибавили радостных и счастливых моментов в их семейную жизнь.
Жили дружно. Почти два десятилетия Василий Андреевич занимался сплавкой леса по местным каналам и Припяти. Работа была тяжелая и опасная, постоянно в разъездах. Но платили хорошо – заработная плата порой доходила до 500 рублей, огромные по тем временам деньги. На заслуженный отдых же уходил из Синкевичского лесничества. Впрочем, в редкие свободные дни или очередной отпуск его практически невозможно было застать дома. Пока чувствовались силы в мастеровитых руках, хороший каменщик и плотник занимался возведением домов в Ситнице и окрестностях. К слову, его навыки передались сыну.
– Глава семьи должен обеспечить не только достаток в доме, но и позаботиться о будущем. Вот и я брался за любую возможность заработать. Ведь необходимо было помочь детям получить образование, а после – стать на ноги. Для Анны стал второй родиной украинский Кременчуг. Вера, медсестра одной из брестских клиник, уже на пенсии. Ольга работает в Лунинецком отделе Департамента охраны. А Василий – специалист межрегионального дробильно-сортировочного завода, привел невесту в родительский дом.
Полагаю, Нине иногда приходилось особенно нелегко, но я ни разу не услышал от нее упрека или обидных слов. На протяжении всей совместной жизни никогда не покидало чувство, что мой дом – мой самый надежный тыл. Поэтому старался, как мог, помогать жене по хозяйству и на работе.
… Пятый год пошел, как не стало его «второй половинки». Поначалу думал – не справится с одиночеством: столько лет на двоих делили радости и горести! Но помогли родные, окружившие вдвойне ненавязчивым вниманием и искренней любовью. Ведь, пожалуй, нет эффективнее и действеннее лекарства от душевной пустоты, чем забота близких людей.

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть