Культура

Война – на сердце раной

шитикКто сказал, что время лечит? По-моему, оно лишь приучает жить с болью от невосполнимых утрат, учит вновь радоваться жизни, находить удовольствие в повседневных мелочах. Для жительницы Микашевич Марии ШИТИК тяжелым испытанием стала Великая Отечественная война.
Семь десятилетий прошло со дня освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, а сердце пожилой женщины ноет при любом упоминании о том времени.

Ее детство ничем не отличалось от большинства ровесников из сельской местности. Росла в большой и дружной семье – родители воспитывали 7 детей. Несмотря на то, что в доме и на приусадебном участке всегда хватало работы, отец с матерью следили, чтобы дочери с сыновьями регулярно посещали школу. Между повседневными делами Мария всегда находила момент, чтобы хоть на несколько минут сбежать в лес – их деревня Шитики размещалась в живописной местности Витебщины, на границе с тогдашней РСФСР. Все изменилось безвозвратно ранним июльским утром 1941-го, когда по радио объявили о начале войны. Казалось, беспристрастный мужской голос не только заполнил прилегающие к радиоточке улицы, но и эхом отразился в окрестной природе.
– После страшной новости все родственники собрались в доме отца: наша семья, его братья с женами и детьми, – вспоминает собеседница. – Бабушка по традиции накрыла за общим столом завтрак – омлет в гигантской сковороде, выставила другую снедь. Но кусок не лез в горло: взрослые взволновано переговаривались, дети с тревогой наблюдали за ними. Будто чувствовали – полным составом наш род собрался в последний раз. Так и случилось. Из четырех братьев на полях сражений пали трое, в том числе и мой папа.
Оставшимся на оккупированной территории пришлось в буквальном смысле выживать. Немцы безжалостно грабили, варварски разрушая то, что годами взращивалось и строилось. Она и сегодня ощущает на руках влажные, словно от слез, сломанные ветки деревьев их огромного сада, по которому уже в первые дни оккупации фашисты проехали танками. И теперь, как живые, перед глазами – тела советских солдат и партизан. Неподалеку от их местности находились знаменитые Суражские ворота, и их деревня, как и близлежащие, неоднократно переходили от войск вермахта к Советской Армии. До сих пор чувствует жар огня, в котором от рук карателей сгорели родные улицы и дома – после окончания Великой Отечественной войны в них так и не вдохнули жизнь. А еще – прикосновения колючей проволоки концлагеря в Витебске, куда семью Шитиков угнали вместе с другими односельчанами, тот особенный вкус полусырой перловой каши, которую мама каким-то чудом умудрялась регулярно добывать, отрешенность, когда беззащитных женщин, детей, стариков фашисты выставляли живым щитом во время атак Советской Армии…
После освобождения Беларуси Шитики обосновались на Гродненщине. А уже в 46-м Мария Алексеевна стала студенткой Гродненского кооперативного техникума.
– Тогдашнее студенчество жило бедно. Самые удачливые конспектировали лекции на газетах. Большинство же добывало бумагу из картонных трубок от снарядов, которые распаривали особым способом. В столовой раз в день нам выдавали по огромному черпаку похлебки. Правда, она была такой густой, что мы умудрялись несколько раз ее разводить кипятком.
Спустя два года молодого специалиста направили по распределению экономистом в Микашевичское сельпо. Как признается пенсионерка, поселок произвел удручающее впечатление – деревянные тротуары, бездорожье… Думала, сбежит при первой же возможности. Но судьба распорядилась по-иному, подарив знакомство с Иваном Михайловичем Поухом, ставшим верным и надежным спутником на долгие годы.
Сегодня, несмотря на 85-летний возраст, Мария Алексеевна полна энергии и оптимизма. И все благодаря нежной заботе сына с дочерью, 4 внуков, правнучки и правнука. А еще – неиссякаемой любви к жизни: как и в молодости, день ее распланирован буквально по минутам – дача, куда она отправляется на велосипеде, прополка, заготовки на зиму, общение с родными.
– Нашему поколению пришлось испытать немало тягот и лишений. Но, и сегодня, на склоне лет, я твердо убеждена, что нет ничего страшнее войны. Боевые действия – это не только фронт и действующая армия. Это и гибель ни в чем не повинного мирного населения. Надо делать все возможное, чтобы и дальше избегать ран, которые 70 лет назад нанесла белорусской земле Великая Отечественная.

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть