ЭКСПАНСИЯ ПОЛЕСЬЯ

В 1920-1930-е гг. польские журналисты обосновывали политику властей, направленную на национальное угнетение жителей Западной Беларуси

Любителей истории родного края не могут не привлечь ксерокопии двух публикаций тогдашних газет. Название одной из них, увы, не выяснено. Под заголовком “Полешуки в Варшаве” здесь напечатано фото с такой подписью:

“Вчера приехала в Варшаву группа сельских полесских жителей из окрестностей Лунинца. Сельские полешуки прибыли в столицу с целью записи на пластинках оригинальных экзотических тоскливых народных песен из района болотистых рек Пины, Припяти, Львы, Нырчи. Полешуки будут гостить в Варшаве несколько дней, обозревать город, посмотрят несколько зрелищ”.

Рано обрадовалась я, предполагая, что самобытное творчество белорусов заинтересовало поляков. Их подлинное отношение к жителям “крэсув всходних” выразил автор другого газетного материала. “Туристы в лаптях – в столице. Полешуки – жители экзотической Польши”. Под такими заголовком в газете “Жиче Варшавы” 27.11.1935 г. были опубликованы несколько фото с таким текстом:

“Вот уже несколько дней жители Варшавы видят на улицах города характерные персонажи полешуков, расхаживающих по городу в своих особенных одеяниях. Оригинальность этих костюмов выражается прежде всего в лаптях, спелетеных весьма искусно из липового лыка.

Полешуки в Варшаве – это одна из региональных экскурсий, организованных обществом пропаганды восточных окраин (буквально – “крэсув всходних”). Цель этой экскурсии показать полешукам Варшаву, а Варшаве – полешуков. Каждый обыватель столицы, который не бывал никогда на далеких восточных рубежах, имеет теперь прекраснейшую возможность, чтобы ознакомиться с наиболее примитивными жителями экзотической Польши.

Их способ жизни, их полная зависимость от жестокой и алчной природы, способствовали тому, что вся их психическая структура ничем не отличается от первобытных племен, живущих в районах экватора в наиболее заброшенных уголках Африки и Азии.

Полешуки живут в малолюдном и убогом крае, с очень низкой культурой земледелия, живут в бассейнах болотных рек, которые затапливают широкими разливами большие территории зеленой водной пустыни. Целыми километрами тянутся мокрые луга, на которых растет трава с острыми листьями – скудный корм для мелкого и исхудалого скота. Во многих районах этого края реки являются единственными артериями коммуникации. Неустойчивые, опрокидывающиеся полешуцкие лодки-душегубки проскальзывают по изгибам речного корыта, которое вьется среди тростника аира, зарослей ивы. А вокруг или бесконечные просторы болотной трясины, или мрачная бездна лесов, затопленных черной водой.

Многочисленность зверья, рыбы, грибов, лесных ягод поддерживают до определенного уровня примитивный быт людей, не имеющих с незапамятных времен почти никаких цивилизованных желаний.

Полесье, бесспорно, является естественной территорией будущей польской экспансии. При использовании соответствующих методик, при возможности финансирования больших работ по отводу воды, мы сможем когда-то преобразить Пинщину и Полесье в цивилизованный край, продуктивный и доступный не только для увлеченных туристов. Н

есомненно, Полесье тогда потеряет немало своих красот, но начнет наконец развиваться нормально и принимать настоящее участие в хозяйственной деятельности нашего края. Тогда полешуки будут приезжать в Варшаву не как экзотические гости в лаптях, а как полноправные граждане”.

За перевод материалов благодарны краеведу-земляку Льву Леонидовичу Колосову… Не могу не добавить, что эти “примитивные жители” еще в XVIII-XIX вв. строили деревянные храмы, архитектура которых восхищает и ныне. Представители этих, подобных “первобытным”, племен в Лунинце, например, в начале ХХ ст. оплачивали учебу детей в русской реальной гимназии, выпускники которой поступали в столичные университеты многих европейских государств. Разумеется, это опровергало необходимость “экспансии”, поэтому в 1929 г. польские власти закрыли “реалку”… Одним из преподавателей в этом “нецивилизованном” крае был Николай Петрович Анцукевич. В 1926 г. лунинецкий учитель, вскоре ставший директором знаменитой Виленской белорусской гимназии, перевел “Слово о полку Игореве” на современный русский язык, благодаря чему наш город указан во всех литературных энциклопедиях. А копии этих газетных материалов сохранил его сын Олег, родившийся в 1930-м в Лунинце, доктор социальных наук из Вильнюса (Литва). Своим статусом он и многие-многие другие земляки опровергают вышеизложенное столь “примитивное” представление о жителях Полесья.

Татьяна КОНОПАЦКАЯ.

Показать больше

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть